» » В рамках ПМЮФ обсудили проблемы доказательственных привилегий

В рамках ПМЮФ обсудили проблемы доказательственных привилегий


Адвокатская тайна

В своих выступлениях спикеры затронули основные проблемы на уровне международных судов и трибуналов не только по исследованию, но и истребованию и оценке доказательств.

15 мая в рамках IX Петербургского международного юридического форума состоялась дискуссионная сессия «Доказательственные привилегии в международных судах и трибуналах».

Как отмечено на сайте ПМЮФ, в системе международных судов и трибуналов не существует единого подхода, касающегося процесса доказывания, в результате чего возникает ситуация, при которой суд или трибунал не имеют четкого представления о том, каким образом разрешить вопрос об исследовании доказательств. «Суды в своей практике вырабатывают подходы по конкретным проблемам, однако они могут варьироваться в зависимости от дела. Данное обстоятельство не позволяет обеспечить правовую определенность», – указано в анонсе дискуссии.

С учетом вышеизложенного международные суды и трибуналы, по мнению организаторов мероприятия, зачастую оказываются в ситуации, когда их попыткам разрешить спор относительно фактов препятствует непредставление стороной необходимых доказательств. Так, например, сторона может сослаться на привилегии от раскрытия определенной информации. Как следствие, могут возникнуть вопросы относительно средств международного суда/трибунала по обеспечению представления доказательств и взаимоотношению принципа добросовестности и непредставления доказательств.

Модератором дискуссии выступил приглашенный профессор Центра коммерческого права Лондонского университета Королевы Марии Роман Ходыкин. В своем выступлении он затронул тему кардинального различия подходов в понимании доказательственных привилегий в международных судах и трибуналах, прекурсором которых является сам институт истребования таких доказательств. «По сути, доказательственные привилегии возникают в том случае, когда у вас доказательства истребовали, а у вас есть то или иное право (доказательственные привилегии), при котором вы это доказательство можете не раскрывать», – отметил он. По мнению модератора, существует большое различие в понимании стран общего права и континентального права относительно порядка раскрытия доказательств. Поэтому на практике возникает вопрос примирения двух лагерей в том или ином деле, когда идет конкуренция разных подходов.

По словам Романа Ходыкина, в судебных разбирательствах в Великобритании истец обязан в принципе раскрыть все имеющиеся у него доказательства, которые могут помочь позиции другой стороны, что в конечном счете помогает установит истину. Он также привел в пример Правила международной ассоциации юристов по получению доказательств в международном арбитраже, пережившие три редакции, которые стали самым удачным компромиссом в указанном вопросе. Данный свод «мягкого» права, который, по сути, является необязательным, применяется в 70% случаев международного арбитража. Его ст. 3 содержит следующий компромисс, устанавливающий отказ от автоматического раскрытия всех документов, которые могут навредить интересам истца, в чем-то аналогичный российской норме: у трибунала есть право истребовать доказательства, чем он активно пользуется.

Также Роман Ходыкин отметил, что российский суд очень ограниченно истребует доказательства, требуя их излишней конкретизации, а на уровне международного арбитража можно истребовать не только конкретный документ, но и его отдельную категорию, которая должна быть узкой и строго определенной. Необходимо, чтобы истребуемое доказательство относилось к делу и было необходимо для его результата.

Относительно последствий непредоставления истребованных доказательств Роман Ходыкин пояснил, что в международном арбитраже используется такое понятие, как «неблагоприятные выводы о фактах». Так, правила IBA RULES предусматривают, что, если сторона отказалась предоставлять те или иные запрашиваемые документы, суд может посчитать установленным тот или иной факт. По словам модератора трека, в российском законодательстве есть аналогичная норма: если сторона уклоняется от предоставления образцов для экспертизы, то суд может установить факт.

Эксперты

В своей речи эксперт также пояснил, что доказательственные привилегии, когда сторона вправе сослаться на какие-либо обоснования для непредоставления ею доказательств, являются сложной проблемой для судов. По его словам, правила международной ассоциации детально регулируют применение таких привилегий; их разработчики не стали решать, каким правом регулируется вопрос привилегий – суд сам должен решить его.

Роман Ходыкин также рассказал о том, какие профессиональные привилегии бывают. Так, помимо адвокатской тайны он отметил летигационную привилегию, которая защищает переписку по подготовке к будущему судебному разбирательству, врачебную, бухгалтерскую, супружескую, банковскую, государственную тайны, тайну исповеди и мировых переговоров сторон, право не свидетельствовать против самого себя.

Следующий спикер, профессор по правам человека университета Брайтона Мари-Бенедикт Дембур, поделилась мнением о последствиях невыполнения требований международных судов по правам человека в части предоставления запрашиваемых документов. Так, в 1978 г. ЕСПЧ, разрешая межгосударственный спор между Ирландией и Великобританией, использовал позицию Комиссии по правам человека в части методов, используемых государством-ответчиком в допросах, проводимых его секретной службой, и выявил факты жестокого обращения. Тогда Страсбургский суд отметил, что Великобритания крайне неохотно предоставляла запрашиваемые у нее документы, поэтому Суд принял во внимание поведение сторон. Так появился высокий доказательственный стандарт «вне всяких сомнений».
Регистрация