» » Адвокаты и юристы поспорили о правовых войнах

Адвокаты и юристы поспорили о правовых войнах


Право как искусство войны

Дискутируя, эксперты высказывали мнение о том, что одна из наиболее совершенных форм войны – юридическая, причем данная форма сродни искусству, поскольку право – искусство удержания мира от войны и достижения мира с помощью войны.

Как сообщает пресс-служба ФПА, 15 мая на площадке IX Петербургского Международного Юридического Форума состоялось ток-шоу на тему «Право как искусство войны».

Оживленный спор начался уже со вступительного слова модератора ток-шоу – статс-секретаря – заместителя президента ФПА РФ по взаимодействию с государственными органами Константина Добрынина, который подчеркнул, что право – это «самая совершенная и самая разумная форма войны, придуманная человечеством». Его сомодератор – специальный советник по коммуникациям и связям со СМИ Коллегии адвокатов «Pen & Paper», журналист Антон Кузнецов-Красовский – парировал, что «разумное» право не помешало уничтожить миллионы людей во время Второй мировой войны. И отнюдь «не юристы, а ядерная бомба обеспечивает сегодня нашу безопасность».
О пользе и негативных последствиях правовых войн говорили почти все участники дискуссии. Научный руководитель факультета права НИУ «Высшая школа экономики» Антон Иванов сообщил, что «доля войны в праве определяется ситуацией в обществе». Если в нулевые годы в России наблюдались массовые битвы за активы между разными компаниями, то сейчас доля войны снизилась. Однако со временем может завязаться новая война в праве, как это сейчас происходит на Украине.

Председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас высказал мнение, что право – это инструмент, с помощью которого можно вести войны по некоторым правилам, а можно и договариваться о мирной жизни. В любом случае «право дает возможность соблюдать приличия», но можно игнорировать право и забыть о приличиях, что довольно часто происходит, когда государства настаивают на экстерриториальности применения права.

Дальнейшая дискуссия затронула, в частности, вопрос применения экономических и политических санкций. Их, как правило, называют «войной по праву сильного» и замечают, что санкции можно использовать как во благо, так и с недобрыми намерениями.

Управляющий партнер, руководитель международной практики и практики частных клиентов Коллегии адвокатов «Pen & Paper» Антон Именнов использовал несколько иной термин. Он считает санкции «правовой войной», поскольку на основании своего суверенитета государство принимает меры, которые не запрещены международными правовыми актами.

Может ли эта война вестись любыми методами? Могут ли юристы пользоваться для победы в такой войне правовыми, но этически небезупречными инструментами? На эти вопросы участники ток-шоу давали диаметрально противоположные ответы. Так, например, Андрей Клишас сказал: «Если вы ведете войну, вы должны использовать все доступные средства». Ему возразил президент ФПА РФ Юрий Пилипенко, заявив, что адвокат не может позволить себе то, что может корпоративный юрист, представляя интересы своего босса. Адвокат должен учитывать имеющиеся правила «ведения войны», прописанные в Кодексе профессиональной этики адвоката.

Демонстрируя разницу между поведением разных юристов, Юрий Пилипенко напомнил о стратагемах – проще говоря, о стратегических подходах к ведению войны. Древние римляне, например, старались вести войну по определенным правилам, но при необходимости использовали те природные условия, которые были выгодны для их войска. Тогда как в Древнем Китае относились к искусству войны иначе – там предпочитали для победы искать хитрые ходы, причем далеко не всегда в рамках права. 

Подобным ходом в наше время можно считать, как заметил партнер «Coffey Burlington» Кендалл Коффи, поведение президента США Дональда Трампа. В свое время он написал книгу «Искусство заключать сделки», в которой речь шла о правилах деловых переговоров. Но, став президентом, он не стал вести переговоры, а открыто выступил против ФБР и прокурора и победил, поскольку люди ему поверили. «Трампу удалось переписать правила войны, и вполне возможно, что его выберут вновь», – предположил Кендалл Коффи.

Руководитель «Свобода Корпорейшн» Август Кристофер Мейер подтвердил, что оппоненты Трампа не смогли найти доказательств заговора или вмешательства в выборы. «Десятки юристов и агентов ФБР искали доказательства и ничего не нашли. Выйдя на тропу войны, они выжгли всю землю, но победить не смогли», – констатировал он.

Далее Август Кристофер Мейер высказал свою позицию относительно тактики адвоката, защищающего своего доверителя в суде с участием присяжных заседателей. «В войне против обвинения адвокату можно использовать все допустимые доказательства», – заявил он. Однако в российских реалиях, как полагает Антон Иванов, проблема не в том, что иногда сторона в споре пытается перевести гражданское дело в уголовное (такой возможностью обязательно воспользуется и западный адвокат), а в чрезмерной размытости российского права и «определенном настрое нашей уголовной системы».

Константин Добрынин попытался вернуть ход дискуссии к основной теме, заметив, что «искусство – это априори игра без правил». И потому в юридической войне тоже нет правил. Некоторые из экспертов его поддержали, другие же высказали противоположную точку зрения.

Участники дискуссии затронули также тему нейтралитета судебной системы, которая, по идее, должна заканчивать правовые войны, разрешая принципиальные споры. Однако так ли беспристрастны сами судьи? Ведь суды периодически используются в корпоративных войнах. Отечественные юристы не раз сталкивались с тем, что судьи «подыгрывают» одной из сторон, но чаще всего защищают интересы государства. Американские участники ток-шоу исходили из того, что судьи стараются выполнять свою работу добросовестно, но даже они не отрицали, что в отдельных случаях судья может явно симпатизировать той или иной стороне.

Итог

В каком-то смысле итог всего спора подвел заместитель председателя Комиссии ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант. Несколько озадачив всех заявлением, что он «не согласен почти со всем, что было сказано за час с лишним этого ток-шоу», Вадим Клювгант сделал затем довольно примирительный вывод: «Ведя баталию всеми не запрещенными способами, мы должны помнить о злоупотреблении правом. Мы можем из-за этого выиграть сражение, но не выиграть войну».

Регистрация